Юрий Татаркин

Юмор в различной расфасовке

Firstonx

                                

На главную

Фразы

Афоризмы

Изречения

Интерпретации идиом, пословиц и поговорок

Шутки

Анекдоты

Обстоятельные несерьезности

Живой Журнал

Юрий Татаркин. Шуточные стихи

Страница 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

По утрам шершавы звуки, 
ярок свет и волос смят; 
ватно-непослушны руки, 
вяло-равнодушный взгляд. 
По утрам - ленивы мысли, 
каша в голове из снов. 
Тяжело проснуться, если 
встать с постели не готов. 
 

- Дорогой ты мой и сладкий! 
Скушай, милый, шоколадку! 
Дай с тебя сниму пальто! 
Хочешь водочки грамм сто? - 
Так жена встречала мужа, 
мужа пьяного встречала 
(может, как-то повлияла стужа, 
может, жену в лифте укачало). 
Муж, конечно, не поверил ласке. 
Муж - опаслив, насторожен. 
Взрослый - и уже не верит в сказки. 
Он ползком, ужом до спальни и забылся сном тревожным. 
 

Лес насторожен - подползает дровосек, 
пытаясь заслонить собой заточенный топор: 
коварен и двуличен человек - 
ему понадобилось смастерить забор. 
Но лес - не проведёшь, не первый год растёт 
и знает - как вести себя в подобных случаях: 
прикинется травой, и кто его найдёт? 
Пусть ноги стопчет человек и сам себя замучает! 
 

Сном пахнет степь, а сон - полынью. 
Секунды не спешат, и ветер поумерил пыл. 
Лежит усталый суслик, натрудивший спину, 
жилищною проблемою измучен - норку рыл. 
А рядом с ним - дражайшая супруга, 
она устала тоже - во рту ворочать языком. 
Зато зимой, когда запляшет вьюга, 
есть где погрызть того-сего и посидеть ладком. 
 

Мы старались, аж зубы скрипели, 
жилы вздувались, дыбились волосы, 
но пели лягушки, пели, 
несмотря на отсутствие голоса. 
Пруд поджигали, взрывали, осушивали: 
бесполезно - пение громче. 
Мы притихли, смирились, дослушали, 
разошлись, но больны ожидание ночи. 
 

Смотри, вон плачут крокодилы! 
У них, наверно, несварение желудка. 
В еде, как видно, не подрассчитали силы, 
не вняли предостережениям рассудка. 
Мне жаль их от всей души: 
зелены, зубасты и хороши. 
Плачут, слёз не скрывая, навзрыд, 
не до конца, выходит, потеряли стыд. 
 

Хорошо быть чудаком - все тобой довольны. 
Хорошо быть добряком - все тебя, любя, пинают. 
Хорошо быть дураком - все учат добровольно. 
Хорошо быть остряком - все, кто могут, избегают. 
Всяким человеком быть - ценно, стильно и полезно. 
Вредно только мёртвым быть - холодно и тесно. 
 

Мама мыла раму. Раму мыла с мылом. 
Разик промахнулась и попала мимо. 
И попала папе прямо по мордасам. 
Папа не готов был к этим выкрутасам. 
Что там дальше было - лучше вам не знать. 
Долго эхо вторило: "мать, мать, мать, мать, мать...." 
Больше рам не мыла мама никогда. 
Нахрен эти рамы, от них одна беда! 
 

Если засплюсь - разбуди ты меня на заре: 
когда дремлют, свернувшись клубком, одуванчики, 
когда дрова не видны на траве во дворе, 
когда домой провожают девочек мальчики,  
когда дворник примется метлой шуршать, 
когда пробует голос первый трамвай, 
когда, где мост, а где река - не разобрать... 
Пни в бок меня, я спросонья испуганно: "Ай!". 
 

А вот этого уже не узнаешь 
а вот этого - не узнаешь ещё. 
Хотя незнанием - усугубляешь, 
а потому и не донесёшь. 
Не отчаивайся - спасение неизбежно, 
хоть и запоздалое, хоть и не тебе. 
Пока же улыбайся - мечтательно и нежно, 
и целься из рогатки в облезлых голубей. 
 

Рыба клюёт от усталости носом, 
запели колыбельную лягушки. 
Шляться по лугам в трусах и босым, 
чтоб от одиночества рыдали подушки. 
Встретить рассвет усталым и злым, 
проклиная каприз романтического порыва. 
Змейкой сероватой сигаретный дым 
шею обовьёт любовно и игриво. 
 

Солнце - красное, видно - стыдно  
за завтрашний ветер колючий.  
А может подсознательно обидно  
за гололёд и мороз трескучий.  
Может быть, а только не легче,  
снова лицам алеть от мороза,  
и безуспешно выравнивать плечи.  
Декабрь, ты в сердце торчишь, как заноза.  
 

А по утру, в дрожащем полусвете, 
другое будет видеться укором. 
Вчерашний пир припомнится. Всё дело - в винегрете, 
а не в водке. Как мы пели хором! 
И танцевали как - пол дыбился цунами, 
и страстно клялись в вечной дружбе. 
Теперь же - утро, и похмелье с нами. 
И ведь дань делу отдавать, присутствовать на службе. 
И длинный долгий день, с нетерпеливостью вампира, 
вонзится в полуобморочную плоть... 
Какая неожиданность: ложиться спать с уверенностью, что ты - Владыка мира, 
проснуться бестолочью, чепуху молоть. 
 

Рука лица коснулась, а лицо - чужое! 
Страх хладною змеёю по спине пополз. 
А за окном всё так же  небо голубое. 
Подумалось - ошибка. По инерции и вскользь 
на руку глянул: что-то незнакома, 
тогда и понял,- совершён подлог. 
Да пусть, ведь от себя давно оскома. 
Надеюсь, в новом облике не буду одинок. 
 

Реки в процессе впадают. 
Выпадают люди из окон. 
Тот, кто с парашютом прыгал, - знают: 
приземлятся надо прямо, а не боком. 
Реки в ручейках берут начало, 
ручейками далее и питаются. 
Из окон прыгающих, выживает - мало, 
остальные самоубийцами называются. 


 

                                

 Проза

 Байки

 Миниатюры

 Сюрреализм

 Флора и фауна

 Стихи

 Стишата

 Шуточные

 Иронические

 Философские

Yuri Tatarkin. Randomly Packaged Humor © 2012-2019 All rights reserved На главную
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS