Юрий Татаркин

Юмор в различной расфасовке

Firstonx

                                

На главную

Фразы

Афоризмы

Изречения

Интерпретации идиом, пословиц и поговорок

Шутки

Анекдоты

Обстоятельные несерьезности

Живой Журнал

Юрий Татаркин. Шуточные стихи

Страница 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Когда моя душа крылья сложенные распахнёт, 
ох, и достанется рядом стоящим,  
но никого не убьёт, 
так, заденет ударом скользящим.  
В панике все разбегутся, 
а я - неспешно взлечу. 
Но добровольцы найдутся, 
собьют, отведут к врачу. 
Врач спокойно и без наркоза 
крылья мои отрежет 
и объяснит, что летают - стрекозы, 
птицы, самолёты и невежи. 
А людям нормальным - ходить полагается, 
по земле - надёжной и твёрдой, 
а кто по другому пытается - 
бьют обо что-нибудь мордой. 
И я с ним соглашусь чистосердечно 
и стану жить, как все, со всеми и всегда. 
А по утрам начну смотреть беспечно, 
как бурлит в унитазе вода. 
 

Что бакланы, что баклажаны - 
на Балканах растут и живут. 
А наши души - обнажены, 
и поэтому в них плюют.  
Что сельдерей, что селёдка - 
спорный деликатес. 
Мы в чужие души плюём с охоткой, 
а в результате - у зла перевес. 
 

Зависла в воздухе капля - 
ей боязно в лужу падать. 
На болоте замерла цапля - 
её утомила слякоть.  
Застыла у клюва лягушка - 
от страха лапки свело. 
Сказав только "ку" поперхнулась кукушка, 
в коровьем вымени свернулось молоко. 
Только я - весёлый и бодрый, 
потому что у окна сижу. 
На мир - унылый и мокрый 
со скрытым злорадством гляжу. 
 

Застыл в углу, оцепенев от страха. 
Пытается сама расстегнуться рубаха, 
слезть с меня, под диван забиться, 
в ожидании лучших времён затаиться. 
Но руками её удерживаю на законном месте, 
нет уж, хлопковая тварь, пропадать, так вместе! 
 

Проходите, будьте, как дома! 
Это значит - бутылку на стол, 
это значит - жвачку будет клянчить Рома, 
и жена скулить: "Опять пришли!". По телику - футбол.  
На диване поудобнее располагайтесь, 
пейте и смотрите телевизор, 
меж собой о чём-нибудь ругайтесь. 
Так, бедняжки, и заснёте, сидя. 
 

Жалею только об одном - 
что не шаманом родился. 
О, как бы я бубном звенел! 
О, как бы я в пляске взвился! 
Тунгусов, якутов и эвенков 
опиумом религиозным дурманил. 
Ходил бы довольный - рожа в сале, 
и беззаветно шаманил. 
 

И вот сижу, точней, полулежу, 
за вас душа болит, мерзавцы! 
Как вам помочь - ума ни приложу, 
до хруста сжимаю хрупкие пальцы. 
Вам - что? Вы дрыхните без задних ног 
и спите без ног передних. 
Я тоже пробовал, но от сочувствия не смог: 
жаль всех - и первых, и последних. 
Полулежу в тоске, точней, лежу, 
состраданием густым переполнен, 
но близок день, не выдержу, скажу: 
"Пусть каждый будет доволен!". 
И если это счастья вам не принесёт, 
то вы - безнадёжный народ. 
 

Спокойно, Боря, на границе всё спокойно: 
спят танки, хоботы-стволы склонив, 
ракеты не летают, а ведут себя достойно. 
Мы - бдим, весь мир живым щитом загородив.  
Спокойно, Боря, и в тылу порядок: 
тучнеют нивы, ивы хорошеют. 
Пусть люди спят, и сон их будет сладок, 
посуетиться днём ещё успеют. 
Спокойно, Боря, всё спокойно во Вселенной: 
все звёзды на местах, и радуется Бог 
смотря на нас, парней таких отменных, 
которые крепки, как дверь, надёжны, как засов. 
 

Так уж вышло, вышло так уж - 
напоследок дверью хлопнув. 
А на дворе - июль и сушь, 
и обмоченные сохнут.  
Так уж вышло, так пошло, 
и поехало - поплыло. 
Кое-кто упрёком: "Пошло!", 
но было - не было, а было. 
 

Знаю, знаю как бывает, 
но не выдам никому: 
что-то где-то назревает, 
лучше, если не поймут. 
Кое-что когда-то будет, 
как-нибудь и где-нибудь, 
кое-кто кого-то судит, 
если как-то вник - забудь. 
 

Вода ушла - осталась глина, 
в ней ноги вязнут, срамота. 
Теряет ягоды последние рябина, 
и на харчах октябрьских отъелась темнота. 
Брожу по берегу поникшей речки 
и брежу: врежет в воду вдруг метеорит, 
иль лошадь пронесётся мимо без уздечки, 
а у неё - запущенный гастрит. 
Или тюлень всплывёт, зверёныш пучеглазый, 
и спросит по-японски закурить, 
но вмиг его за ласты схватят водолазы 
и примутся старательно топить. 
Но грянет гром и все перекрестятся, 
забудут распри и объявят вечный мир. 
Но надоело бредить и по грязи зря слоняться, 
вернусь-ка в город, где огни, уют квартир. 
 

Заставили, но не силою, 
одной лишь словесной лаской: 
дескать, хороший и милый, 
сними-ка дружочек каску. 
Снял, а его по темечку 
чем-то очень тяжёлым. 
Эх, время, время, времечко, 
и с чего тут будешь весёлым? 
 

Ты мне не веришь - не без оснований, 
и я - тебе, имеем право помолчать; 
а то - потоки заверений-обещаний, 
опять жестикулировать, настаивать, кричать. 
А так - мы цену каждого отлично знаем, 
побережём и нервы и слова... 
Но что-то бестолку сидим, а время поджимает, 
давай друг друга грязью поливать. 
 

Всему должно быть продолжение: 
и в каждой просьбе - унижение, 
и в каждом спросе - предложение, 
и в каждой жизни - напряжение, 
и в каждом падении - снижение, 
и каждая женщина - в положении. 
 

Если хочешь, смеяться буду, 
а не хочешь, плакать стану, 
заболеешь, вылечу простуду, 
заскучаешь, звезду достану. 
Скажешь прыгать, запрыгаю козлом, 
летать прикажешь - орлом воспарю, 
пошлёшь, пойду напролом, 
пожелаешь - в огне сгорю. 
Но, ради Бога, поумерь свой пыл, 
не спрашивай, где ночью был. 


 

                                

 Проза

 Байки

 Миниатюры

 Сюрреализм

 Флора и фауна

 Стихи

 Стишата

 Шуточные

 Иронические

 Философские

Twitter

Yuri Tatarkin. Randomly Packaged Humor © 2012-2021 All rights reserved На главную 

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS